Гафур Гулям.
УЛОВКИ ШАРИАТА.

На крыше коровника пристроились две горлинки. В свете солнечных лучей они казались ослепительно белыми, а большие темные глаза коровы, лениво жевавшей, приобрели какой-то светло-коричневый оттенок. Корова то и дело облизывала длинным языком сухие ноздри и отмахивалась от мух хвостом с кисточкой на конце: на каждый шорох она отвечала мычаньем - протяжно, но отнюдь не мелодично.

Горлинки с остервенением выдергивали друг у друга перья.

На открытой террасе сидит сам мулла Дилькаш и чинит потник. Тут же, на пышной подушке, прикорнула женщина лет сорока пяти, а женщина помоложе и покрасивее подкрашивает усмой брови перед небольшим ручным зеркальцем. Это - жены муллы Дилькаша.

Мулла Дилькаш в сердцах воткнул шило в потник и повернулся к старшей:

- Вот эта корова и та умнее тебя, хоть жвачку жует, а ты!.. Тебе разжуешь, так ты глотаешь, будто одолжение делаешь!

Женщина привстала:

- Эта корова лучше меня? Если так, то вот эта глупая горлинка в тысячу раз умнее вашей любимицы! Горлинка хоть в зобу еду бережет, а эта - позавтракает и ждет обеда. Чтоб ей пусто было!

- Не гневи бога, неблагодарная! Из-за твоей дурацкой болтовни я на базар не поспею. Если бы ты вовремя заштопала потник и чалму выстирала, я бы давно уже уехал, но ты одно только знаешь - язык чесать.

- Значит, она настоящая жена, а я дура? Ну так пусть она и стирает вам чалму, а заодно и саван! Весь день от зеркала не оторвешь.

Младшая швырнула зеркало на пол. Одна бровь так и осталась ненакрашенной.

- Накажи аллах моего отца! - завопила она. - Отдал меня на растерзание! Ни одного светлого дня! Не жизнь, а мука!

Мулла Дилькаш - человек с характером. Он немало побродил по свету, много повидал, встречался с разными людьми, был мастер вести долгие и приятные беседы. Когда мулла Дилькаш привел в дом вторую жену, он понял, что в жизни еще не все радости исчерпаны.

- Человеку с достатком каждую бы неделю жениться, - часто любил повторять он. И стал всерьез подумывать о третьей жене. Но... мнение людей!.. Избавиться бы от старшей!

"Думаешь ли ты жениться, мулла Дилькаш? - размышлял он. И сам себе отвечал: - Клянусь духом святого Баховиддина, женюсь! Так что толку от этого шума? Найди себе мудрого советчика и начинай потихоньку действовать".

Мулла Дилькаш бросил потник на середину двора, натянул халат и, схватив чалму, выскочил из дома. У кого же попросить совета?

Колебался он недолго и остановил свой выбор на знаменитом мулле Абульбаки Маргилони, который ухитрился в свое время четырежды жениться и четырежды благополучно расстаться со всеми своими женами. Зато в последнее время мулла жил отшельником в одинокой келье кесаккурганского медресе.

На счастье муллы Дилькаша, святой оказался в келье. Поговорили о том о сем. Не спеша. Наговорились досыта. Абульбакии - все больше о жизни. Мулла Дилькаш - о разных торговых сделках. Затем Дилькаш попросил совета, и мудрец не заставил себя долго ждать. Помолчав минуту-другую, он милостиво изрек:

- Сын мой, разрешение ваших сомнений можно найти в шариате. Внимайте мне. Постарайтесь как-нибудь ночью ненароком коснуться губами груди вашей старшей жены.

- Груди?

- Не торопитесь, сын мой. Вы притворитесь спящим и совершите это во сне.

- А дальше?

- Вы только выразите по этому поводу беспокойство, а наутро приведите жену ко мне.

Мулла Дилькаш в нетерпении дожидался ночи. И хотя очередь была провести ночь в покоях младшей, он остался у старшей. Было уже за полночь. Жена уснула. Мулла Дилькаш как бы во сне нечаянно коснулся губами груди жены. Женщина проснулась и возмущенно вскрикнула:

- Чтоб у тебя борода по волоску высыпалась! Ты что, с ума сошел?

Мулла Дилькаш не отзывался. Жена замахнулась и крепко шлепнула по голой спине Дилькаша.

- Чего дерешься?

- Да тебя убить мало!

- Младшая так не делает.

- Лучше бы ты околел.

- Ты чего ругаешься?

- А ты чего сосешь меня как дойную корову?..

- Когда?

- Сейчас!

- Врешь!

- Клянусь детьми.

Мулла Дилькаш вскочил с молитвой:

- Слушай, жена, а как это дело толкует шариат?

- Откуда мне знать?

- Надо завтра же сходить к мулле.

Наутро муж и жена входили в келью муллы Абульбаки Маргилони. Низко поклонившись святому, мулла Дилькаш робко произнес:

- Господин, мы совершили тяжкий грех.

- Говорите, сын мой.

- Вот она, эта женщина - моя жена, а я сегодня ночью, со сна, как сосунок...

- Как сосунок?

- Да, господин.

- Так ли, сестра моя?

- Да, господин.

Мулла Абульбаки почесал бороду.

- Совершилось невероятное. Отныне вы не муж и жена, а мать и сын.

- Мать и сын?! - воскликнул встревоженным голосом мулла Дилькаш.

- Да, уважаемый мулла, вы ей сын, а вот она - ваша мать, родная мать, вскормившая вас грудью.

Мулла Дилькаш растерянно посмотрел на жену, жена на муллу Дилькаша.

- А нет ли другого толкования, господин?

- Так велит мусульманское благочестие.

- Лучше бы мне умереть! - воскликнула жена.

- Тише, не кричи, люди услышат.

Заплатив мулле за услуги, новоиспеченные мать и сын покинули келью. Поравнявшись с воротами медресе, мулла Дилькаш почтительно обратился к жене:

- Мама, теперь вам придется женить меня. Трудно ведь человеку, привыкшему иметь двух жен, обходиться одной!

- Издох бы ты маленьким. Нашел себе маму, проклятый! Зови меня хотя бы сестрой...

1930
Перевод Н.Владимировой

Hosted by uCoz